Logo

Prospects for the Global Economy during the COVID-19 Pandemic / Перспективы мировой экономики во время пандемии ,,COVID-19”

image1.png
Lasha Tabatadze / ლაშა ტაბატაძე

DBA, Associate Professor, Caucasus International University / ბიზნესის ადმინისტრირების დოქტორი, კავკასიის საერთაშორისო უნივერსიტეტის ასოცირებული პროფესორი

Keywords: global economy, pandemic economy. / мировая экономика, пандемиа экономика

Abstract

The article examines the shock impact of the coronavirus on the global economy, plunging it into a deep recession. According to the forecasts of the World Bank, this year the planet's economy will contract by 5.2%. The global forecast is fraught with extreme uncertainty. Economic impacts depend on factors that are difficult to predict interactions, including the development of the pandemic, the intensity and effectiveness of containment measures, the magnitude of supply disruptions, the impact of a dramatic tightening of conditions in global financial markets, shifts in spending patterns, changes in behavior (for example, reluctance of people shopping malls and public transportation), from the impact on confidence and volatility in commodity prices.

Many countries are facing a multi-layered crisis that includes a health shock, domestic disruptions to the economy, a sharp drop in external demand, a reversal in capital flows and a collapse in commodity prices. At the same time, risks of deterioration of the situation prevail. Because the economic impact includes particularly severe shocks in selected sectors, policymakers will need to take significant targeted fiscal, monetary and financial policy measures to support affected households and businesses. Such action will help maintain existing economic relationships throughout the shutdown and are essential to ensure that, once the pandemic has weakened and containment measures removed, a gradual return to normal activity levels can be made. The key aspects of historical economic shocks are considered. Urgent actions were put forward to mitigate the health and economic impact of the pandemic, protect vulnerable populations and create conditions for sustainable recovery. Conclusions for the future successful development of macroeconomic factors are presented.

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы шокового воздействия коронавируса на мировую экономику, погрузив его в глубокую рецессию. По прогнозам Всемирного банка, в этом году экономику планеты ждет сжатие на 5,2%. Мировой прогноз сопряжен с крайней степенью неопределенности. Экономические последствия зависят от факторов, взаимодействие которых трудно предсказать, в том числе от развития пандемии, интенсивности и эффективности мер сдерживания, масштабов нарушений поставок, последствий резкого ужесточения условий на мировых финансовых рынках, сдвигов в структуре расходов, изменений в поведении (например, несклонности людей посещать торговые центры и пользоваться общественным транспортом), от влияния на уверенность и волатильности цен на биржевые товары.

Многие страны сталкиваются с многоуровневым кризисом, который включает шок в области здравоохранения, сбои в экономике вследствие внутренних факторов, резкое падение внешнего спроса, разворот потоков капитала и обвал цен на биржевые товары. При этом преобладают риски ухудшения ситуации. Поскольку экономические последствия включают особенно сильные потрясения в отдельных секторах, директивным органам необходимо будет принять значительные адресные меры налогово-бюджетной, денежно-кредитной и финансовой политики для поддержки пострадавших домашних хозяйств и предприятий.

Такие действия помогут сохранить существующие экономические отношения на протяжении всего периода прекращения деятельности и принципиально важны для того, чтобы после ослабления пандемии и отмены мер сдерживания можно было постепенно вернуться к нормальному уровню активности.

Рассматриваются ключевые аспекты экономических потрясений, уже вошедших в историю. Выдвинуты безотлагательные действий для смягчения последствий пандемии для здоровья и экономики, защиты уязвимых групп населения и создания условий для устойчивого восстановления. Представлены выводы на будущее успешное развитие макроэкономических факторов.

Ключевые слова: мировая экономика, пандемиа экономика.

Вступление

Пандемия COVID-19 распространяется с угрожающей скоростью, заразив миллионы людей и практически остановив экономическую деятельность, поскольку страны ввели жесткие ограничения на передвижение, чтобы остановить распространение вируса. По мере роста здоровья и человеческих жертв экономический ущерб уже очевиден и представляет собой самый большой экономический шок, который мир испытал за последние десятилетия. В «Глобальных экономических перспективах на июнь 2020 года» описываются как ближайшая, так и ближайшая перспектива воздействия пандемии, а также долгосрочный ущерб, который она нанесла перспективам роста. Базовый прогноз предусматривает сокращение мирового ВВП на 5,2 процента в 2020 году с использованием весов рыночных обменных курсов - это самая глубокая глобальная рецессия за последние десятилетия, несмотря на чрезвычайные усилия правительств по противодействию спаду с помощью финансовой и денежно-кредитной политики. Ожидается, что в более долгосрочном плане глубокая рецессия, спровоцированная пандемией, оставит стойкие шрамы из-за сокращения инвестиций, эрозии человеческого капитала из-за потери работы и образования, а также фрагментации глобальных торговых связей и связей между поставщиками. Кризис подчеркивает необходимость безотлагательных действий для смягчения последствий пандемии для здоровья и экономики, защиты уязвимых групп населения и создания условий для устойчивого восстановления. Для стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, многие из которых сталкиваются с серьезной уязвимостью, критически важно укреплять системы общественного здравоохранения, решать проблемы, связанные с неформальным сектором, и проводить реформы, которые будут поддерживать уверенный и устойчивый рост после того, как кризис в области здравоохранения утихнет.

Историческое сокращение дохода на душу населения

Ожидается, что пандемия ввергнет большинство стран в рецессию в 2020 году, при этом доход на душу населения сократится в самой большой части стран мира с 1870 года. Прогнозируется, что страны с развитой экономикой сократятся на 7 процентов. [1] Эта слабость отразится на перспективах стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, которые, по прогнозам, сократятся на 2,5 процента, поскольку они справятся со своими собственными вспышками вируса внутри страны. Это будет самый слабый показатель для данной группы экономик по крайней мере за шестьдесят лет. Кризис подчеркивает необходимость безотлагательных действий для смягчения последствий пандемии для здоровья и экономики, защиты уязвимых групп населения и создания условий для длительного восстановления. Ожидается, что в 2020 году большинство стран столкнется с рецессией.

Диаграма 1.

Доля экономики в рецессии, 1871-2021 гг.

(Доля стран с ежегодным сокращением ВВП на душу населения. Затененные области относятся к глобальным рецессиям. Данные на 2020-2021 годы являются прогнозами.) [1]

Каждый регион подвержен значительному снижению темпов роста. Восточная Азия и Тихоокеанский регион вырастут лишь на 0,5%. Южная Азия сократится на 2,7%, страны Африки к югу от Сахары - на 2,8%, Ближний Восток и Северная Африка - на 4,2%, Европа и Центральная Азия - на 4,7%, а Латинская Америка - на 7,2%. Ожидается, что эти спады повернут вспять годы прогресса в достижении целей в области развития и вернут десятки миллионов людей обратно в крайнюю нищету. [3]

Страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны будут сталкиваться с экономическими препятствиями с разных сторон: давлением на слабые системы здравоохранения, упадком торговли и туризма, сокращением денежных переводов, ограниченными потоками капитала и жесткими финансовыми условиями на фоне растущей задолженности. Особенно сильно пострадают экспортеры энергоносителей или промышленных товаров. Пандемия и усилия по ее сдерживанию вызвали беспрецедентный обвал спроса на нефть и обвал цен на нефть. Спрос на металлы и связанные с транспортом товары, такие как резина и платина, используемые для автомобильных запчастей, также упали. Хотя сельскохозяйственные рынки во всем мире хорошо снабжены, торговые ограничения и сбои в цепочках поставок могут в некоторых местах вызвать проблемы с продовольственной безопасностью.

Рецессия COVID-19 привела к самому быстрому и резкому снижению консенсусных прогнозов роста среди всех мировых рецессий с 1990 года.

Диаграма 2.

Консенсус-прогнозы мирового ВВП (в процентах)

(С сентября по декабрь отображаются прогнозы, сделанные в предыдущем году, а с января по июнь - данные за текущий год. Данные за 1991 год относятся к странам с развитой экономикой только из-за наличия данных.) [3]

Особенно тревожным аспектом прогноза является гуманитарный и экономический ущерб, который глобальная рецессия нанесет экономике с обширными неформальными секторами, которые составляют примерно одну треть ВВП и около 70% общей занятости в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах. Политики должны рассмотреть новаторские меры по обеспечению доходов этих работников и кредитной поддержки для этих предприятий.

Долгосрочный ущерб потенциальному выпуску, рост производительности

Глобальных экономических перспективах» за июнь 2020 года за рамками краткосрочной перспективы рассматриваются возможные последствия глубокой глобальной рецессии: снижение потенциального объема производства, которого экономика может достичь при полной загрузке и полной занятости и производительности труда. Усилия по сдерживанию COVID-19 в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах, включая страны с низкими доходами и ограниченными возможностями здравоохранения, могут вызвать более глубокую и длительную рецессию, что усугубит многолетнюю тенденцию замедления потенциального роста и роста производительности. Многие страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны уже демонстрировали более слабый рост до этого кризиса. Шок от COVID-19 теперь еще больше усложняет проблемы, с которыми сталкиваются эти экономики. Еще одна важная особенность нынешнего ландшафта - исторический обвал спроса на нефть и цен на нефть. [4] Низкие цены на нефть могут в лучшем случае оказать временную первоначальную поддержку росту после снятия ограничений на экономическую деятельность. Однако даже после восстановления спроса неблагоприятные воздействия на экспортеров энергии могут перевесить любые выгоды для деятельности импортеров энергии. Низкие цены на нефть дают производителям нефти возможность диверсифицировать свою экономику. Кроме того, недавнее падение цен на нефть может придать дополнительный импульс реформам в области субсидирования энергии и углубить их, как только стихнет кризис в области здравоохранения. Перед лицом этой тревожной перспективы первоочередной задачей для политиков является решение проблемы кризиса здравоохранения и сдерживание краткосрочного экономического ущерба. В более долгосрочной перспективе властям необходимо провести комплексные программы реформ для улучшения основных факторов экономического роста, как только кризис закончится. Политика восстановления как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе предполагает укрепление служб здравоохранения и принятие целевых мер стимулирования, чтобы помочь возобновить рост, включая поддержку частного сектора и получение денег напрямую людям. В период смягчения последствий странам следует сосредоточить внимание на поддержании экономической активности с поддержкой домохозяйств, фирм и основных услуг. Глобальная координация и сотрудничество мер, необходимых для замедления распространения пандемии, и экономических действий, необходимых для смягчения экономического ущерба, включая международную поддержку, обеспечивают наибольшие шансы на достижение целей общественного здравоохранения и обеспечение устойчивого глобального восстановления.

Выводы:

  • Пандемия, по всей вероятности, более пагубно скажется на здравоохранении и экономике стран с обширным неформальным сектором экономики.
  • Пандемия наносит тяжелый ущерб населению и экономике беднейших стран.
  • У каждого региона есть свои слабости, определяющие его уязвимость к пандемии и связанному с ней экономическому спаду.
  • Сбои в глобальных производственно-сбытовых цепях способны усугубить шоковое воздействие пандемии на торговлю, производство и финансовые рынки.
  • Весьма вероятно, что глубокая рецессия нанесет долговременный ущерб инвестициям, приведет к истощению человеческого капитала вследствие безработицы и спровоцирует нарушение глобальных торговых и производственно-бытовых связей.

Использованная Литература:

  1. Kikutadze, V. and Tabatadze, L., 2016. Diversification of funding models of higher education service market in Georgia. In 5th EURASIAN MULTIDISCIPLINARY FORUM, EMF 2016 27-28 October, Tbilisi, Georgia (p. 56).
  2. Lomia, E., 2020. The Evaluation of Russia's foreign policy towards Georgia following the ‘Rose Revolution’. Journal of Liberty and International affairs, 6(1), pp.112-128.
  3. Lomia, E., 2017. The United States-Russia Relations Before and After Russia's Intervention in Georgia and Ukraine.
  4. LOMIA, E., Key Features of the US-Georgia Relations: Mutual Alliance and Strategic Partnership. SECTION II: Literature, Women’s Issues, Education, p.54.
  5. Lomia, T. and Lomia, E., 2020. ECONOMIC AND POLITICAL SUPPORT OF THE EUROPEAN UNION TO GEORGIA: RETROSPECTIVE ANALYSIS OF THE EU-GEORGIA RELATIONS. International Journal Vallis Aurea, 6(1), pp.35-43.
  6. Pavliashvili S., Zigzags of inflation in Post-Soviet Georgia, Academu press. San-Fransisco. Sacramento. Copiright 2011
  7. Pavliashvili, S., 2011. THE WORLD ECONOMIC CRISIS AND GEORGIA. The Caucasus & Globalization, 5(3-4), pp.54-62.
  8. Pavliashvili, S. and Gubeladze, D., AGRARIAN RURAL AND REGIONAL POLITICAL STRATEGIES IN AGRICULTURE. In Materials of reports made at the international scientific-practical conference held at Paata Gugushvili Institute of Economics of Ivane Javakhishvili Tbilisi State University in 2015 (p. 397).
  9. Pavliashvili, S., PECULIARITIES OF STATE PROPERTY PRIVATIZATION AND ITS SOCIAL-ECONOMIC RESULTS IN GEORGIA. In Materials of reports made at the international scientific-practical conference held at Paata Gugushvili Institute of Economics of Ivane Javakhishvili Tbilisi State University in 2013 (p. 53).
  10. Tabatadze, L., 2015. Strategic directions of strengthening competition on higher education market of Georgia. European Scientific Journal.
  11. Tabatadze, L., 2020. The New Vision of Modern Management Theory. The New Economist, 15(1, 2020), pp.1-1.
  12. https://www.worldbank.org/ - Последняя проверка – 09.09.2020;
  13. https://www.ebrd.com/home - Последняя проверка – 09.09.2020
  14. https://www.wto.org/english/news_e/news_e.htm - Последняя проверка – 09.09.2020
  15. https://www.forbes.com/ - Последняя проверка – 09.09.2020
  16. https://www.weforum.org/ - Последняя проверка – 09.09.2020

The New Economist N3, (2020), Vol 15, Issue 2

3-2020-11-page-1.jpg
Published Date:

01/10/2020